Что думали о весенней охоте в 1901 году

0
183

 

Отойдя на век с небольшим назад, мы увидим, что оплотом сопротивления весенней охоте тогда (да и сейчас) была Украина. В прошлом — Киевский отдел Императорского общества правильной охоты. В настоящее время — Киевский эколого-культурный центр.

В конце 1900 года региональная организация Императорского общества подготовила записку Министру земледелия России, в которой ходатайствовала о полном запрещении весенней охоты, об установлении единого срока запрета охоты («бережа») для всех видов дичи и о даровании членам охотничьих обществ права привлечения к ответственности или права преследования виновных в нарушении правил об охоте.

Московскому обществу охоты имени Императора Александра II было предложено присоединиться к изложенным в записке ходатайствам, однако оно подошло к делу основательно. На внеочередном собрании была избрана специальная комиссия, которая в ноябре 1901 года представила общему собранию доклад по поставленным вопросам. Здесь он будет приведен лишь в части, касающейся весенней охоты, и с исключением некоторых фрагментов, не имеющих сейчас практического значения, вроде охоты на турухтанов, на вальдшнепа нагоном и сетного лова перепелов.

Полезно, однако, привести некоторые общие положения, на которых основывалась комиссия. Она считала, например, что «цель всяких законов об охоте есть установление правильной и добычливой охоты», а под правильной охотой понимала «добывание полезных для человека диких животных неистребительными способами», обеспечивающими сохранение определенного количества дичи.

Исходя из этих принципов, комиссия сформулировала общий критерий: «известная охота должна быть воспрещена, если она истребительна, если она значительно уменьшает естественный прирост; вообще: если она грозит истощением количеству полезных животных в данной местности».

«Переходя к вопросу о весенней охоте вообще, комиссия полагает, что правильная охота весною нисколько, сама по себе, не истребительнее осенней охоты. Если добывается только известный процент наличной дичи, сообразный с естественным приростом, то охота только весною или только осенью одинаково позволяет сохранить или даже умножить количество дичи в данной местности.

Очевидно, что убитая весною или осенью самка не даст приплода осенью того же или осенью следующего года. Но, конечно, добычливость охоты осенью больше, в зависимости от естественного прироста. Весенняя охота вредна, если она расстраивает половую жизнь животных и тем значительно уменьшает естественный прирост. Кроме того, она должна быть ограничена с целью сокращения продолжительности времени охоты и ввиду безнравственности убивания маток от неспособных к самостоятельной жизни детенышей.

На основании вышесказанного, комиссия полагает, что весенняя охота не подлежит безусловному запрещению и должна быть разрешена для некоторых видов животных с известным ограничением способов охоты и сокращением продолжительности ее.
…Надо признать, что общее количество убиваемых на тяге вальдшнепов ничтожно, что хорошо известно всем охотникам, не на бумаге, а в поле… На основании вышеизложенных фактов, комиссия считает охоту на тяге, столь высоко ценимую всеми истинными охотниками, нисколько не истребительною.

Уменьшение количества вальдшнепов в Западной Европе, а следовательно, и у нас в России, объясняется всеми авторитетами по этой части беспощадным истреблением этой птицы в местах ее зимовья в южной Европе и в Малой Азии, а медленность этого уменьшения — недоступностью мест гнездовья в Швеции и северной России.

Итак, по мнению комиссии, безусловное запрещение охоты на тяге, нисколько не содействуя сохранению вальдшнепов в России, составит только бесполезное, но тяжелое лишение для всех истинных охотников.

Несколько иные соображения побудили комиссию признать возможность разрешения стрельбы глухарей самцов на току. Этот вид птиц всего более страдает от распространения полевой и лесной культуры и исчезает вместе с болотистым краснолесьем, в котором обыкновенно водится. В средней России он уже редок и существует только в обширных борах с правильным лесным хозяйством.

 

Из письма Сергея Сорокина в редакцию: «… В 19 веке жил такой замечательный художник Прянишников И.М. (1840-1894), у него есть картина «На тяге», хранится она в Тверской картинной галерее. В интернете эта картина почти везде показана наоборот (зеркально), высылаю правильный вариант…»

С вырубкой строевых лесов глухари исчезают, но полевики обильно размножаются на таких сечах, в появляющемся чернолесье, причем легко уживаются и в близком соседстве с человеком. Только повсеместное и постоянное разорение гнезд и уничтожение цыплят пастухами, крестьянскими ребятишками и пастушьими и бродячими собаками препятствуют размножению полевых тетеревей в средней России.

Вследствие скучивания полевиков во время тока на сравнительно тесном пространстве, стрельба на току, посещение тока хищными животными и бродячими собаками расстраивает ток; но косачи не покидают данной местности, а продолжают токовать вразнобой при самках, и потому охота на току на полевиков не может быть признана истребительной и требует только ограничения во времени.

Охота с круговою уткою на селезней не может быть признана истребительною, если она производится во время пролета в начале спариванья, а потому требует только ограничения во времени.

Относительно весенней охоты на гусей, лебедей и самцов турухтанов комиссия находит, что охота на этих птиц случайна и, как таковая, не может быть истребительна и требует только ограничения во времени.

На основании вышеизложенных соображений комиссия полагает, что для средней России:

1) всякая охота должна быть воспрещена после 1 мая;
2) весной до 1 мая могут быть разрешены: охота на вальдшнепов на тяге, на самцов тетеревей и глухарей на току и на селезней уток на круговую утку. Все другие способы охоты на этих птиц весною должны быть запрещены;
3) весной до 1 мая может быть разрешена охота на гусей, лебедей…».

Надо сказать, что выводы комиссии Московского общества охоты по существу сходятся с заключением по поводу весенней охоты, данным ученым советом Всероссийского НИИ охотничьего хозяйства и звероводства им. проф. Б.М. Житкова и со многими другими авторитетными мнениями современных орнитологов и охотоведов.

К положительным сторонам доклада 1901 года, не всегда характерным для нынешних обоснований целесообразности весенней охоты, можно, видимо, отнести привлечение этических соображений, а также географическую определенность рекомендаций (даты в докладе — по старому стилю).

И уж совершенно необычным для современных охотоведческих заключений, даже научных, является предварительное формулирование принципов, как сейчас сказали бы, методологических подходов или мировоззренческих оснований оценки различных охотхозяйственных практик.