Для кого писан закон об охоте?

0
240

Вот цифры и факты, красноречиво говорящие сами за себя. В прошлом году из 4 млн 700 тыс. гектаров охотничьих угодий для среднестатистического (неэлитного) охотника так называемых общедоступных охотничьих угодий осталось всего 130 тыс. гектаров. А в Федеральном законе РФ от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ «Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов…» (статья 7. п. 3.) четко прописано и предписано: «Общедоступные охотничьи угодья должны составлять не менее чем двадцать процентов от общей площади охотничьих угодий субъекта Российской Федерации».

Как видим, на Смоленщине «рейдерватизация» охоты и угодий через различные формы собственности идет семимильными шагами. И для простого смертного охотника оставлено менее 3% общедоступных угодий. Мало где в российских регионах такого показателя «добились». А от неисполнения закона и проистекают все остальные проблемы, а зачастую противоправные и криминальные деяния.

Общественная организация – Смоленское областное общество охотников и рыболовов (СОООиР) – по сути умерла. Раздираемое внутренними противоречиями и в то же время весьма сомнительными делами руководство СОООиР не смогло в последние годы отстоять свои позиции в деле защиты рядового охотника.

Да и была ли такая позиция вообще? Сомнительно. Объединявшая в недавнем прошлом более 20 тысяч охотников и рыболовов организация сегодня практически банкрот. Но за этим банкротством кроется весьма двусмысленная политика. И вопрос: кому это выгодно, остается открытым.

При губернаторе Викторе Маслове, а потом и при Сергее Антуфьеве противозаконно и даже административными решениями вводились нормы добычи дичи, ограничения охоты по времени суток, устанавливались новые, не предусмотренные нормативными актами порядки организации охоты. Для рядовых охотников установили максимально высокие расценки за лицензии на добычу животных. А отсюда – расцвет браконьерства, который продолжается и по сей день.

Весной прошлого года группа охотников Смоленска, Смоленского и других районов обратилась с открытым письмом к прокурору области с просьбой провести прокурорские проверки по факту ограничений выдачи разрешений на добычу объектов животного мира в местах общего пользования в осенне-зимний охотничий сезон 2011–2012 г. и по фактам передачи охотничьих угодий общего пользования в частные руки.

В письме, в частности, говорится, что Департамент Смоленской области по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания без зазрения совести проводит политику перераспределения национальных богатств между бюрократией и приближенными к ней лицами, намеренно уводит охотничью деятельность от общественного контроля, что порождает разного рода конфликты в охотничьем сообществе и создает благоприятную среду для реализации корыстных проектов.

Подобные действия вредят общественно значимым интересам, поскольку искусственно увеличивают число лиц, вынужденных продолжать охотиться с нарушениями, т.е. порождают браконьерство, способствуют коррупции.

По официальной информации, прибыли у смоленских частных охотхозяйств нет, однако в это не очень-то верится, ведь во главе доброй половины из них стоят бизнесмены, прибыль для которых, как правило, превыше всего. Взять, к примеру, информацию, размещенную на сайте базы отдыха «Чайка», что расположена на территории нашей швейцарской жемчужины – парка «Смоленское Поозерье».

В программе «В гости к кабанам» предлагается «прикоснуться к миру дикой природы во время увлекательной экскурсии». Она начинается в 17 часов: экскурсанты выезжают на машине в охотничье хозяйство, расположенное в 15 км от базы; там они посещают вольер с кабанами и их ждет охотничий ужин из мяса кабана и медведя.

Желающие могут пострелять из охотничьего ружья по «тарелочкам», принять участие в «настоящей охоте». На сайте есть и прайс-лист охотничьего хозяйства «Булыжское». «Отстрел взрослого лося оценивается в 27 тысяч рублей, трофейного – в 35, молодого – в 16, взрослый кабан стоит 30 тысяч рублей». Это, конечно же, предложения для «стильных», элитных охотников с карабинами и оптическими прицелами, когда не попасть просто невозможно.

Вы – на вышке, а кабан, довольно похрюкивая, ест какой-нибудь овес на подкормочной площадке метрах в 15–20 от вас. Только возникает вопрос: что же такой «фирмач» делает: убивает животное практически в упор или все-таки добывает? Кстати, некоторые смоленские охотники отправляются на охоту в Беларусь, где добыча взрослого кабана оценивается в 8 тысяч российских целковых. Там сохранились все гослесхозы, на территории которых и предлагают охотиться всем желающим в рамках, определенных действующим законодательством.

Однако и такое предложение далеко не всем по карману. И эти не все сегодня чувствуют себя чужими на празднике жизни. И получается, что простые охотники живут изгоями на родной земле.

Провела ли прокуратура проверки по письму 147 смоленских охотников? Возможно. Но есть большие сомнения в том, что «государево око» нашей области увидит какие-то большие нарушения охотничьего закона и призовет к ответу тех, кто его преступил. Почему?

Да только потому, например, что некоторые большие руководители правоохранительной и судебной системы сами имеют в охотхозяйствах свои интересы. А кое-кто и владеет ими. Хозяйства эти, скорее всего, формально зарегистрированы на третьих лиц. А потому, как говорил в известном фильме товарищ Сухов: «Вопросы есть? Вопросов нет!»

P.S. В предыдущей статье автора «Барские забавы на Смоленской земле» вместо «фото автора» следует читать «фото сайта informacia.ru»