Готовность к старту

0
127

В нашей практике мы дважды сталкивались с подобным явлением. Так, 29 июня 2000 года в Петушинском районе Владимирской области собака сделала стойку в густом лесу на участке с преобладанием ивы и черемухи (неподалеку находилась открытая болотистая поляна).

Внешний обзор земли не дал результатов, но собака, сделав еще шаг, опустила голову к корням ветлы. Мы разгребли перед носом пса прошлогоднюю листву и обнаружили двухдневного вальдшнепенка.

Слой листьев над ним имел толщину четыре-пять сантиметров. Пуховичка пометили кольцом и отпустили, однако уже в конце сентября, ночью, он был повторно пойман в пятистах метрах от места кольцевания — на сенокосном лугу.

Второй случай произошел в Пучежском районе Ивановской области в 1999 году. Собака подняла самку вальдшнепа, которая тут же продемонстрировала нам тип отводящего полета. Несколько раз птица отлетала и садилась на землю, издавая хриплые звуки.

Один раз она совершила облет вокруг группы людей, а затем скрылась из вида. Поиск птенцов в месте подъема самки не дал результатов, и было принято решение уйти с этого места, чтобы через 20–30 минут вернуться и повторить поиск. Вторая попытка вначале также не увенчалась успехом, и мы, предоставив собаке самостоятельный поиск, начали просто наблюдать за ней.

Сделав несколько кругов, пойнтер привел нас к склону оврага и сделал стойку возле наклоненного ствола березы. Осмотр земли не дал результатов, мы посчитали стойку пустой, однако после команды к новому поиску пес, сделав шаг к дереву, опустил морду к корням и стал аккуратно ворошить носом прошлогодние листья, а спустя минуту буквально вытолкнул наверх птенца вальдшнепа в возрасте двух недель. Вес малыша был 140 граммов.

И в первом и во втором случае находка состояла из одного птенца. Не исключено, что другие, также укрытые самкой, остались недоступными для обоняния легавой собаки.

Птенцы остаются с матерью в течение месяца. Этот период их жизни малоизвестен. Наблюдения затруднены из-за того, что семейство все время перемещается. В это время поиск пищи — основная забота матери, и ее чада быстро растут.

В 2005 году во Владимирской области (Петушинский район) в начале июня нами были окольцованы два вальдшнепенка в возрасте трех дней весом по 51 грамм. Через три дня этот же выводок вновь был обнаружен в полном составе, и окольцованные ранее два птенца весили уже по 101 грамм каждый.

Оперение птиц претерпевает изменения параллельно с изменением веса. Юношеские перья заменяют пух в конце второй недели. В возрасте четырнадцати – восемнадцати дней птенцы начинают перепархивать, и их вес превышает 120–130 граммов. Через двадцать дней крылья полностью оперены, и вальдшнеп может перелетать уже на десятки метров. Начиная с этого возраста, птенцы не так уязвимы для хищников. Их взлеты становятся быстрыми, но не выше деревьев.

Самостоятельность молодых птиц наступает после сорока дней, но и тогда самка остается поблизости от выводка. Когда же она покидает детей совсем, они еще две недели держатся вместе.

Сроки распадения выводков неизвестны. Можно только предполагать, что птенцы из поздних выводков держатся вместе до отлета. Так, в июле на лесных дорогах нам удавалось отлавливать вальдшнепов, находящихся поблизости друг от друга, и все они оказывались молодыми птицами в возрасте тридцати пяти — сорока дней.

Начиная с сентября, во время ночного кормления вальдшнепы держатся поодиночке. Таким образом, конец лета и начало осени — время их окончательного перехода к самостоятельности.

Масса тела вальдшнепа, степень его упитанности подвержена сезонным изменениям. Содержание жировых накоплений может сильно меняться (буквально еженедельно) в соответствии с изменением условий существования и выживания, сложностями миграции, емкостью зимовочных стаций и т.д.

Вальдшнепы, пожалуй, единственный вид пернатой дичи, который взвешивают не только ученые-орнитологи, но и рядовые охотники. Многие западноевропейские охотники придают большое значение весу своего трофея, особенно если он превышает стандартный, и интересуются причинами, его вызвавшими…

За миллионы лет существования птицы научились использовать подходящие для каждого вида природные условия. Многие факторы указывают на то, что их эволюция осуществлялась благодаря миграциям. Вероятно, большая часть путей современных миграций вальдшнепа сформировалась в период голоцена. Именно тогда на планете установилась ландшафтная зональность, близкая к современной.

Ранний период голоцена характеризовался резким потеплением климата. В Европе материковые льды стремительно отступали к северу. Вслед за потеплением к северу начали продвигаться сменившие тундровые растительные сообщества растительные сообщества лесов.

В среднем голоцене вновь произошли крупные климатические и ландшафтные изменения. В первой половине этого периода климат был особенно теплым, что привело к широкому распространению в Европе широколиственных лесов. Лесная зона продвинулась далеко к северу, и стала носить еще более сложный характер, выражающийся в преобладании определенных древесных формаций.

Во второй половине среднего голоцена фаза климатического оптимума миновала и климат вновь изменился в сторону похолодания. В конце среднего голоцена наблюдалось отступление широколиственных лесов в Европе в обратном направлении — к югу.

В позднем голоцене периодические изменения климата характеризовались в Европе понижением средней годовой температуры и увеличением влажности, многоснежными зимами. Это прекратилось за 600–500 лет до н.э.

В последующие две тысячи лет климат мало чем отличался от современного. Однако в Средней и Северной Европе в позднем голоцене продолжалось отступление к югу широколиственных лесов и их замена на смешанные и леса таежного типа.

Сезонные миграции птиц в северном полушарии можно рассматривать как стремление возвращаться в свои местообитания, откуда во время оледенений они были оттеснены к югу. Также миграции можно рассматривать как приспособление перелетных птиц к тому, чтобы использовать для размножения время в оптимальном районе и пережидать неблагоприятный сезон года в комфортных условиях.

Вероятно, поэтому механизмы физиологии и внутренней секреции, определяющие миграцию, такие же, что и при размножении, хотя у перелетных видов по сравнению с оседлыми они сложнее.

В ходе эволюции многие факторы среды оказывали влияние на перелетных птиц и вызывали у них развитие сложных физиологических процессов и механизмов внутренней секреции, которые совместно проявились в таком важном звене годового цикла их жизни, как сезонные миграции и размножение. Так, птицы линяют, накапливают жир, у них развиваются половые железы совершенно в определенные временные сроки жизни.

 

Арчибальд Торбурн
(1869–1936). Самка вальдшнепа с птенцами.

Многие данные указывают на то, что эти изменения и связанные с ними поведение и функционирование перелетных птиц служат выражением автоматического внутреннего (эндогенного) ритма, который выработался в ходе естественного отбора и синхронизируется с такими внешними факторами среды, как смена времен года, изменение продолжительности солнечного освещения и т.д.

Это привело к тому, что вальдшнепы оказываются чувствительны к погоде, относительно быстро проявляют физиологические реакции при экспериментальных изменениях светлого и темного времени суток. По-видимому, физиология некоторых видов мигрантов целиком управляется или находится в зависимости от продолжительности дневного освещения.

Вальдшнеп не занимает определенного места в классификации, которую орнитологи приняли для мигрирующих птиц. Согласно месту происхождения, они могут быть отнесены к птицам, мигрирующим на большие расстояния, к частично мигрирующим и даже оседлым.

В зимнее полугодие эти популяции иногда занимают одни и те же территории, либо северная популяция мигрирует через местообитание южной популяции на зимовку в более низкие широты. Возможна ступенчатая миграция: северные популяции зимуют в районах гнездования южных популяций, а последние в свою очередь мигрируют южнее.

Вальдшнеп имеет относительное преимущество по сравнению с другими видами куликов. У него практически нет конкурентов как в местах гнездования, так и в местах зимовки. Если он оспаривает жизненное пространство, конкурентом оказывается другой вальдшнеп. Такое видовое положение имеет преимущество перед другими видами птиц, например, многочисленными воробьиными или другими куликами.

Осенняя миграция вальдшнепов — сложное явление, поскольку помимо более широкого разнообразия миграционных путей носит и бóльшую временную продолжительность, чем весенняя миграция. Долгое время считалось, что первыми начинают перелеты вальдшнепы с северных территорий ареала, поскольку здесь раньше наступают неблагоприятные погодные условия.

Однако, как показали результаты наших исследований, отлет вальдшнепа носит сложный характер и климатические условия не определяют его закономерности. Более важными являются изменения продолжительности дня.

Вальдшнепы начинают перелеты независимо от погодных условий в местах их размножения. В южных районах они могут появиться практически одновременно из центральных и северных районов, но и на севере, и в центре лесные кулики продолжают оставаться до тех пор, пока продолжительные отрицательные температуры не заставят их отсюда мигрировать. И это подтверждается результатами кольцевания.

Для российских охотников важно знать о времени начала массового пролета лесных куликов — о начале высыпок. Первыми признаками осенней активности вальдшнепа служат их перемещения из глубины леса к опушкам. Во время отлетов кулики и образуют высыпки, легко отслеживаемые с помощью подружейных собак.

Такое явление в зависимости от географической широты наблюдается обычно в середине сентября, а в прохладное и дождливое лето — в начале третьей декады августа. С сентября начинается активный вылет лесных куликов на ночную кормежку на открытые участки, а сам пролет, вначале еле заметный, постепенно набирает силу и массовость. Начиная с первой декады октября, высыпки могут быть как в северных, центральных, так и южных регионах.

На период со дня осеннего равноденствия до середины октября приходится максимум ежегодных перелетов вальдшнепа в Европе.