Кто стоял у истоков развала охотничьего хозяйства России?

0
203

 Статья по теме: "Закреплять! И только закреплять!"

Свой разговор начну словами Валерия Кузенкова из его статьи «Неужели останется так, как есть?!».

«В скором времени охотничье хозяйство России погибнет полностью, если «процесс», который пошел, не остановить».

Да что там «в скором времени», считай, охотничье хозяйство как отрасль уже погибла. Не зря же злые языки шутят сегодня: охот-НИЧЬЁ хозяйство. Я предлагаю уважаемым читателям вместе проследить, когда все это началось и кто стоял у истоков развала охотничьего хозяйства России и Русской охоты, плоды чьих неустанных забот мы пожинаем сегодня.

Александр Тихонов и его единомышленники могут праздновать пиррову победу. Все, о чем они мечтали и говорили на заре перестройки, свершилось. Общественные охотничьи организации обескровлены, охотничьи угодья у них сокращаются, как шагреневая кожа, и недалек тот день, когда они прекратят свое существование.

А.Тихонов, еще будучи заместителем начальника Управления охотничьего хозяйства и воспроизводства охотничьих ресурсов Главохоты РСФСР, в статье «Прошу слова» (журнал «Охота и Охотничье хозяйство», №4/1989 г.) начал беспощадную войну с общественными охотничьими объединениями, ущемляющими, по его уверениям, права рядовых охотников.

Главный его аргумент звучал так: «Предоставление права охоты через общественные организации не должно осуществляться также по той причине, что администрация обществ взимает за это членские взносы, то есть материально заинтересована в увеличении числа членов общества… Получение права на охоту через обязательное членство в обществах охотников предусматривает полное отсутствие демократии в этих организациях».

Следует признать, что такие заявления одного из ведущих руководителей охотничьего хозяйства РСФСР нашли живой отклик у наименее дисциплинированной части охотников, мечтающих о браконьерской вольнице. А когда они дочитали до очередного постулата «Получение права охоты у общественных организаций ставит охотника в полную зависимость от их администрации, что противоречит ст. 51 Конституции СССР», то у некоторых охотников, наглотавшихся витающих в воздухе флюидов перестройки, голова пошла кругом.

Александр Тихонов «умело» подвел читателей к тому, что «для упорядочения вопросов предоставления гражданам права на охоту… целесообразно установить единый охотничий билет, выдаваемый гражданам государственными органами управления охотничьим хозяйством…».

Уже в новых экономических условиях в Департаменте охоты, где А. Тихонов был заместителем руководителя, продолжали вызревать новые атаки на общественные охотничьи объединения. Биолог-охотовед Л. Леонидов ополчился на них, утверждая, что «до грани развала охотничьи хозяйства страны довело руководство Росохотрыболовсоюза и МООиР» («РОГ», № 23/1999 г.). И это вместо того, чтобы совместными усилиями поднимать и развивать охотничье хозяйство и любительскую охоту.

На одном из совещаний А. Саурин высказал идею выдачи госбилетов членам крупных общественных охотничьих объединений. Я тогда же предложил этим воспользоваться, чтобы в дальнейшем органы охотуправления не спекулировали на госохотбилете. Но, к сожалению, не был услышан. Сегодня многие охотники вышли из охотничьих обществ, получили госбилеты и стали вольными стрелками.

Даже после ликвидации Департамента охоты А. Саурин, уже будучи «главным егерем России», в «Комсомольской правде» (25.10.04 г.) разъяснял охотникам и желающим встать на охотничью тропу: «Теперь, чтобы стать охотником, не надо вступать в охотничье общество и платить ежегодные взносы. Вы платите только за лицензию на отстрел определенного количества зверя и птицы». Далее А. Саурин пояснял, что «согласно новому положению охотник обязан иметь новый документ – удостоверение на право охоты», т.е. госбилет.

Но «борцам» за права рядовых охотников и этого показалось мало. На состоявшемся 13.10.05 г. заседании Комитета по природным ресурсам и природопользованию ГД выступивший с докладом председатель подкомитета по лесным ресурсам В. Крупчак обратил внимание депутатов на то, что в соответствии с действующим законодательством за общественными объединениями охотников и рыболовов закреплено право выдачи членских охотничьих билетов, наличие которых, в свою очередь, в соответствии с Федеральным законом «Об оружии», является необходимым условием для приобретения гражданами РФ спортивного и охотничьего огнестрельного и пневматического оружия.

В этой связи недопустимо предоставлять часть разрешительных государственных функций в сфере охотничьего хозяйства общественным объединениям и ассоциациям и ставить в зависимость от их решений приобретение гражданами РФ иных, предусмотренных законодательством, прав. Очевидно, требуется корректировка действующего законодательства.

Комитет ГД ничего лучшего не придумал, как предложить Госдуме «внести изменения в закон «Об оружии», исключающие зависимость права приобретения гражданами РФ спортивного и охотничьего огнестрельного и пневматического оружия от наличия членских охотничьих билетов». Можно не сомневаться, что подобные изменения будут внесены в закон «Об оружии». А вот что нет закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве», «Типовых правил охоты на территории РФ», что охотники России бесправны и им негде охотиться, членов комитета не обеспокоило. Подумаешь, такая мелочь.

Читатели «РОГ» наверняка помнят, сколько шума наделала статья А. Тихонова «Надо ли закреплять угодья?».

В ней он продолжил неутомимую борьбу за права охотников. А. Тихонов еще раз высказал свою давнюю мечту: «Изменить существующее положение может только отделение получения разрешительных документов на охоту от сферы обслуживания охотников.

 

фото: Антона Журавкова

В этой ситуации организация, которая не в состоянии обеспечить надлежащий уровень обслуживания охотников, просто не выживет и уступит место более предприимчивому конкуренту». Проще говоря, билет и лицензию выдает госохотструктура, а услуги охотникам пусть оказывает общество охотников.

Но гвоздем всех рассуждений А. Тихонова в этой статье стало утверждение, что «… создание охотничьих хозяйств через закрепление охотничьих угодий за юридическими лицами в конечном итоге принесло охотникам больше вреда, нежели пользы…

С введением в России частной собственности на землю закрепление охотничьих угодий неминуемо отомрет…», так как оно «… влечет за собой ущемление прав охотника, удорожает охоту, порождает много проблем законодательного характера…». А.Тихонов, сам того не желая, поведал нам – в чем причина отсутствия закона «Об охоте и охотничьем хозяйстве». Не так-то просто увязать этот закон с продажей земли, леса и воды.

В европейской части России почти все районные общества охотников лишились лучших своих угодий. И в их распоряжении пока остается по 45–50 тыс. га. Это на 1000–1500 охотников в каждом.

Зерна, брошенные тихоновыми, сауриными и гордеевыми, дали обильные всходы. На отобранных у обществ охотугодьях как грибы растут коммерческие охотхозяйства, цены в которых на охоту запредельные даже без обслуживания.

Местные власти всеми правдами и неправдами стараются спустить охотугодья коммерсантам, идя на обман и нарушения. Как это сделали в Курской области. Передавая некоему ООО «Фотон» в долгосрочную аренду 48,8 тыс. га угодий, представили 12 фиктивных протоколов о согласии сельских сходов на передачу земель в аренду. Коммерсанты, конечно, организуют эти сходы, выставив по 2–3 ящика паленой водки, и лицензия будет у них в кармане.

Сбываются предсказания А. Тихонова о том, что на смену изживающим себя общественным организациям охотников придет «предприимчивый конкурент». Вот и мэтр российского кино Н. Михалков подключился к этому процессу, купив поместье в Нижегородской области. На свое 60-летие Никита Сергеевич поохотился там на славу.

По признанию егеря Михалкова, добычу юбиляра составили 3 лося и 5 кабанов. На Вологодчине Н. Михалков арендовал на 49 лет 140 тыс. га угодий и приступил к обустройству своего хозяйства, успокоив местных жителей тем, что они могут посещать лес, но чтобы не браконьерствовали. В новых угодьях мэтр уже добыл медведя на «полстакана» – 200 кг. Это, по выражению местного охотника, наливаешь по полстакана и медведя выставим на «полстакана».

А. Тихонов не был бы «истинным» борцом за права охотников, если бы в очередной раз не обрушился на общественные охотничьи организации статьей «За что платим?». В ней он направил свои стрелы на «путевку», назвав ее «замаскированной платой за использование охотничьих животных».

Умолчав при этом, что она узаконена нормативно-правовыми актами и с нее взимается налог. А. Тихонов сокрушался, что отмена Федеральным законом №148-ФЗ «мизерных платежей» за пользование традиционными объектами охоты (кулики, утки и др.) уменьшит общий объем суммы сбора. Как это выглядит в реальных рублях, можно судить на примере Краснодарского края. Его бюджет из-за отмены платежей ежегодно теряет 6–8 млн. руб. Ничего себе, «мизерные платежи»! И кто поверит А.Тихонову, что он печется о простом охотнике?

Читатели «РОГ», наверное, заметили, что в 2005 г. А. Тихонов перестал выступать в газете. Мавр сделал свое дело. За десятилетнюю войну с общественными организациями охотников Минсельхоз и его департамент нанесли охотничьему хозяйству страны и любительской охоте такой удар, от которого они вряд ли поднимутся в ближайшие годы. Вот так всегда получается, когда между людьми встают деньги.

Следуя логике руководства Минсельхоза, теперь у рядового охотника стало больше прав и свобод. Вплоть до африканской охоты. Но куда он сунется со своими правами и свободами? Кому он нужен с десяткой в кармане? Простые охотники все больше убеждаются, что охотиться они могут только в своих организациях. Поэтому и держатся зубами за оставшиеся клочки от бывших угодий.

А тут еще над любительской охотой, как дамоклов меч, нависли немалые лесные и водные подати. Их введением «государственные мужи» окончательно добивают охотничье хозяйство России и Русскую охоту.