Размышления об охоте

0
190

И знаете, что настораживает? Что, собственно, о  Природе  –  ни слова в этих статьях. О чем угодно: о деньгах, о доступности, об охотбилетах нового образца, а о Природе  –  ну ни слова! Друзья по увлечению, вы превращаетесь в потребителей. И это грустно.

Да, новый закон неидеален, писался «на коленке», большинству непонятно, зачем. Но я хочу поговорить о другом, ибо, когда в лесу и поле не станет зверя и птицы, уже все равно будет, какой у тебя охотбилет  и сколько ты отдашь за доступ к «охотничьим ресурсам», не так ли?

Я не застал благословенных времен, когда можно было наблюдать полусотенные стаи тетерева на пашнях осенью. И на зайца не наступал, поскольку его «днем с огнем» теперь в Подмосковье не сыщешь. Я начал охотиться сравнительно недавно, четыре года назад, когда у меня появилась собака – английская гончая.

Но мне близки мысли старых охотников о том, что охота  –  не убийство, а способ приобщиться к Природе, почувствовать древнюю силу ее, единиться с нею. Я никогда не сяду на вышку над кормушкой и не стану бить утку весной влет или тетерку на току. Не потому, что мне не хочется. Азарт есть азарт. Но просто потому, что эти правила справедливы.

Но вот о чем хочется сказать в разрезе нового Закона. Уже теперь, наганивая своих собак, я столкнулся с проблемой, что они работают на притравочной станции, но в лесу  – через раз. Можно грешить на порочность. И я грешил. А  выйдя по белой тропе, понял, что дело в другом. Зайца-то нет! Можно весь день проходить и встретить один-два малика.

Я помню в детстве  по заячьим тропам можно было ходить  как по дорогам, не проваливаясь в снег. Всего-то двадцать лет минуло. А теперь? Нету. А почему?

Даже теперь, когда еще нет частных владений, егеря занимаются исключительно свиноводством. Просто за кабана у нас берут 15 – 20 тысяч за голову, а за зайца – 2 тысячи за сезон. Притом егерь в том хозяйстве, куда я езжу, сам страстный гончатник. Но вынужден кормить свиней. Потому что не будет свиней  –  не будет людей, платящих деньги. Ругается, но кормит. И все понимают, что при таком поголовье кабана не будет ни зайца, ни тетерева, ни глухаря, ни вальдшнепа. Я не говорю о болезнях, которые неизбежно следуют за таким отношением, ибо, если человек не пожелает за этим следить, то Природа сама отрегулирует процесс.

И это творится сейчас. А что будет, когда появятся частные охотугодья? Не говорим, покуда, можно ли будет туда попасть. Кого там будут разводить, если вообще будут? Кому будет интересно культивировать зайца и охоту на него? Естественно, снова будет исключительно кабан. Будет ли кто-либо контролировать баланс зверя в таких охотхозяйствах? Сомневаюсь. И что получится? Боюсь, понятие «охрана природы» уйдет само собой, как те самые стаи тетеревов.

А самое интересное, что скорее всего все эти «частные охотугодья» таковыми останутся недолго,  так что,  друзья, вскоре спорить будет не о чем. Все знают, что есть земли сельхозназначения. На которых строить по идее нельзя. Также все знают, как путем нехитрых манипуляций эти земли превращаются в «земли поселений» и застраиваются коттеджными и дачными поселками. Думаю, за то и бьются коммерсанты от охоты, потому как вести  охотничье хозяй­ство в тысячи раз нерентабельнее, чем построить в лесу поселок.

Вот о чем я хотел сказать. Думаю, нашим с вами детям охотиться уже будет просто негде.