В чем виноват ЗМУ?

0
167

Новый ЗМУ ругают в первую очередь из-за увеличенного объема учетных маршрутов и обязательного применения на маршрутах спутниковых навигаторов. Давайте разберемся во всех аспектах «старого» и «нового» ЗМУ и раз и навсегда закроем тему «плохого-хорошего» метода учета.

По вопросу увеличения объема учетных маршрутов. Изначально разработанный как общедоступный и дешевый метод (лыжи, блокнот и честность — все, что требовалось от учетчика) ЗМУ позволял получать оценки численности по многим видам на больших территориях — порядка субъекта. Лимиты добычи определялись от численности, полученной целиком на субъект, а потом распределялись в виде квот на каждого охотпользователя. Вот тут и возникали перегибы, особенно с переходом к рыночной экономике. Можно было бы разработать механизм прозрачного распределения лимита на квоты, но пошли другим путем.

В новых экономических условиях (и в новом правовом поле), когда число охотпользователей многократно возросло, возникла необходимость определения квоты добычи в каждом охотничьем хозяйстве от численности, которую сами пользователи на территории этого хозяйства и установили.

Поэтому методику ЗМУ, ориентированную ее разработчиками на большие территории — уровня субъекта, с выходом Закона «Об охоте» попытались приспособить к учету в каждом охотхозяйстве. Теоретические предпосылки для этого имелись.

Так, например, в «Методических указаниях …» (Приклонский, Кузякин, 1980 г.) было установлено, что материалы ЗМУ для конкретного хозяйства могут быть обработаны и считаться относительно достоверными, если пройдено не менее 200-250 км маршрутов, независимо от площади хозяйства.

В другом документе «Учет охотничьих животных» (Кузякин, Челинцев, 2005 г.), также говорится, что…в одном хозяйстве для достижения примерно той же точности результатов нужно заложить почти столько же маршрутов, сколько во всей области или крупном районе. Таким образом, охотпользователям, на основании обоснованной статистической выборки, был предоставлен механизм определения численности по собственным данным в собственном хозяйстве.

На практике предложенный механизм не заработал, так как не нашел должного понимания у большинства охотпользователей. Оказалось, что в нынешней ситуации, при отсутствии контроля со стороны уполномоченного органа, недобросовестному охотпользователю, по сути, никакой учет (ни с большим, ни с малым нормативом) не нужен, так как он, заранее зная пересчетный коэффициент и желаемую для него численность для получения необходимой квоты добычи, без каких-либо усилий и трудозатрат «на печке», может «нарисовать» нужное ему пересечение следов.

По поводу применения спутниковых навигаторов. Проблема достоверности учетных данных существовала и ранее, что неоднократно отмечалось специалистами. Но раньше вопрос контроля ЗМУ пытались решать путем проведения на районном уровне контрольных проверок прохождения учетчиками маршрутов. Кроме этого, нередко проводились авиаучеты как регионального уровня, так и всероссийские, по результатам которых численность по ЗМУ могла корректироваться.

В настоящее время у уполномоченных органов отсутствуют действенные механизмы контроля проведения учетов на территории охотничьих хозяйств, широкомасштабные авиаучетные работы также не проводятся.

Что же можно было предпринять для контроля в имеющихся условиях? Единственно правильный выход, казалось, был найден — в «новые» методические указания было введено обязательное требование по использованию при прохождении маршрутов спутниковых навигаторов.

В первый год работы по этой методике от применения навигаторов был получен положительный эффект, хотя бы из-за того что некоторые учетчики, вышедшие впервые за ряд лет на запланированные маршруты, с интересом обнаружили, что данный маршрут уже непригоден для учета из-за ветровала или вырытого лет пять назад карьера, и его (маршрут) надо перепланировать.

В целом же применение в качестве контрольного инструмента спутниковых навигаторов не дало ожидаемого положительного результата. Оказалось, что навигатор — это лишь прибор в руках учетчика, и от того, как и сколько раз этот учетчик нажмет кнопку, зависит и результат. Фальсификация учетных данных еще больше усугубилась, так как возросший объем маршрутов, приходящийся на охотпользователя, и одновременно требования по сохранению и распечатке электронных треков непосредственно силами охотпользователей спровоцировали и массовую подделку треков. И это стало причиной появления в интернете «серого» рынка услуг по «рисованию» электронных треков.

Современная проблематика ЗМУ обнажила ту проблему, которая неизбежно должна была проявиться, и связана она не с самим методом учета, а прежде всего с действующими системами государственного мониторинга численности и квотирования. А проблема кроется в механизме установления квот и лимитов добычи. Сейчас ЗМУ фактически является единственным методом, на основании которого определяются показатели численности для формирования квот добычи.

Так что же делать? Что касается ЗМУ. Зимний маршрутный учет не должен рассматриваться в системе мониторинга как единственный метод, на основании которого устанавливаются квоты добычи. ЗМУ необходимо вернуть статус «просто» метода учета охотничьих животных, позволяющего осуществлять мониторинг численности на больших территориях.

При этом необходимо отчетливо понимать, что в ЗМУ, как в любом другом статистическом методе, по ряду причин существует вероятность получения ошибок учета, поэтому расчетные показатели численности не всегда следует рассматривать как абсолютные и бесспорные. Система государственного мониторинга должна предусматривать получение оценок численности несколькими методами.

При этом все полученные показатели должны сопоставляться между собой, критически оцениваться и анализироваться специалистами — экспертами в области охотничьего ресурсоведения и, при необходимости, корректироваться.

В результате комплексного анализа должна получаться объективная оценка состояния охотничьего ресурса в целом по субъекту и, соответственно, по каждому охотничьему хозяйству. Именно от этого показателя численности и с учетом других популяционных параметров необходимо проводить квотирование добычи.

Отдельно хочется остановиться на вопросе контроля качества проведения учетов. Полевой наземный контроль в охотхозяйствах должен быть восстановлен. Кроме этого, для контроля прохождения маршрутов можно использовать вполне доступные на сегодняшний день беспилотные летательные аппараты с необходимым фото-, видео- и тепловизионным оборудованием.

Вот по этим направлениям, вероятно, следует развивать и совершенствовать систему мониторинга охотничьих ресурсов.

Возможно, отдельные рассмотренные здесь аспекты ЗМУ в дальнейшем будут оптимизированы для нахождения консенсуса среди всех участников учетных мероприятий, в то же время сам метод, позволяющий оперативно оценивать состояние и тенденции изменения охотничьих животных, своей многолетней практикой применения подтвердил право на существование, и подвергать его безосновательной обструкции без наличия новых методов учета подобного масштаба недопустимо и весьма опрометчиво.